МБУК  "Рождественская сельская библиотека 

им.  Ф.Павленкова"

На глобусе моей деревни нет

 

МБУК «Рождественская сельская библиотека им. Ф. Павленкова» 

На глобусе моей деревни нет

О деревнях и сёлах Рождественского сельского поселения                                                       

Проект:«Гимн русской провинции»

(при поддержке Министерства культуры по Пермскому краю)

 


Составитель: Л.М. Постаногова    

Рождественск,2018


Бунеско Анна Алексеевна
Деревня Старково

 
Деревня  Старково моя  Малая Родина - это место, где наш дом, где жили наши родители.  В детстве жилось нам нелегко, но мы не унывали после окончания учебного года школьники  шли работать в колхоз, косили траву, метали стога, работали на ферме. В свободное время играли с друзьями. Сколько раньше было молодежи!  Молодежь из деревни уезжает, остаются  одни пожилые люди.  Вот уже много лет стало традицией, проводить праздник  «Моя малая родина».  Проводим мы их с 2010 года. Для тех, кто покинул родные места это повод посетить свои родные места.  Здесь они общаются, посещают свои родительские дома.  Праздники проходят каждый год летом. Местные жители с удовольствием принимают участие в подготовке и организации праздников. Большую помощь в организации праздников оказывает Рождественский ДК.
 В 2010 году в рамках проекта библиотеки «Озеро семьи» проведён спортивный праздник «Олимпийская площадка». Мероприятия проходят весело, задорно, все с удовольствием участвуют во всех конкурсах, танцуют кадриль, русского,  как раньше в старину, ну и конечно поют задушевные песни. Всегда у нас ароматная уха на костре готовиться.  Деревенский квасок обязательно к празднику подносят хозяева гостям праздника. Моё пожелание всем: «Любите, цените свою родину, приезжайте в родные места, если Вы вдали от них.

Горбунова Любовь Николаевна,  Пирогов Константин,
Деревня в сердцах людей: Страницы истории деревни Ярославлево Первомайского сельского совета (Фрагмент исследовательской работы)
1. Деревенские истоки
 
Деревня Ярославлево располагалась в трех километрах к западу от села Воскресенска, дома стояли на трех улицах  по берегам речушек Войм и Дювашерка с чистой родниковой водой. Жители занимались крестьянским трудом: пахали землю, собирали богатые урожаи зерна, держали коров, лошадей, свиней, ловили хариусов и аргышей в местных речках, собирали грибы и ягоды, охотились на диких зверей и птиц.
В 1909 году в Воскресенской волости существовало 60 деревень. Среди них - деревня Ярославлево, которая насчитывала 20 дворов. 
В 1918 году гражданская война докатилась и до этой далекой деревеньки. Жители разделились на белых и красных, воевали друг против друга и армии белого адмирала Колчака. Об этом говорят братские могилы в окрестностях села и воспоминания Пескова Михаила Даниловича, активного участника гражданской войны.
Вначале 30-х гг., в деревне Ярославлево был создан колхоз имени Ворошилова, одного из командиров Красной армии в годы гражданской войны. После объединения колхозов из семи хозяйств осталось одно- колхоз «Красный пахарь» в селе Воскресенске . В него вошел и колхоз Ворошилова, который стал одной из бригад большого хозяйства. Женщины работали на молочно-товарной ферме. 
 Следующее упоминание о деревне датируется 1943 годом в числе продолжавших существовать пятнадцати деревень. Количество дворов не указано. В Ярославлево была кузница, где ремонтировали плуги, бороны, разный хозяйственный инвентарь, подковывали лошадей. Был конный двор. Основные работы и поездки выполнялись при помощи лошадей. На току сушили колхозное зерно в период уборки урожая на полях, увозили на хранение в большой амбар, на станцию Григорьевская для сдачи государству.
2. Годы тяжелых испытаний
Великая Отечественная война оборвала мирную жизнь деревни Ярославлево. Все мужчины, которые могли держать оружие, отправились защищать свое Отечество, свою малую родину. Одиннадцать человек геройски погибли на полях сражений. Это Батин Дмитрий Владимирович, Батин Егор Васильевич, Батин Павел Владимирович, Батин Федор Тимофеевич, Максимов Афанасий Матвеевич, Одинцов Григорий Николаевич, Одинцов Ефим Николаевич, Одинцов Михаил Николаевич, Одинцов Степан Николаевич, Пирогов Александр Маркович, Пирогов Андрей Иванович.  Их имена сегодня расположены на стеле в центре села.
Женщины, дети, старики изо всех сил помогали фронту, старались своим трудом приблизить победу над врагом. Они распахивали и засевали каждый свободный участок земли, чтобы отправить на фронт как можно больше хлеба, собирали теплые вещи, готовили посылки. Дети после школы запрягали лошадей и возили навоз на поля, летом на волокушах, верхом на лошадях подвозили копны к стогам, гребли сено, помогали ухаживать за скотом. Деревня с честью прошла тяжелые испытания, выполнила свой долг перед Родиной.
Среди немногих вернувшихся с фронта был мой прадед Бажин Андрей Захарович. Он снова стал трудиться в родном колхозе, был хорошим охотником. Приносил домой уток, лис, зайцев, ходил даже на медведя.
3. Деревня в 60-е – начало 70-х гг. XX века
Более подробную информацию о деревне Ярославлево удалось собрать за 60-е- начало70-х гг. XX века, потому что поколение моих родственников и односельчан проживало в Ярославлево именно в эти годы.         «Деревня  состояла из 19 дворов, конного двора с пятнадцатью лошадьми, коровника,  амбара, тока, клуба. В хозяйстве трудилось 11 мужчин, 21 женщина. Количество  домов за шестьдесят лет почти  не изменилось. Можно сделать вывод, что  крестьянские хозяйства были крепкими, несмотря на тяжелый труд, люди могли прожить там еще долгое время. В каждом дворе было по корове- кормилице, свиньи, овцы, куры. В летнее время работали на полях, а зимой возили навоз на поля, подвозили корма к ферме. После уборки урожая жители деревни устраивали праздники, варили бражку, мясо, готовили угощения, собирались в самом большом доме, справляли праздники: День урожая, Октябрьской революции. Пели песни, частушки, плясали под гармошку. Было очень весело.
Питались, в основном, деревенской пищей: в русской печке пекли хлеб, готовили наваристые мясные щи. Любили квашеную капусту, соленые грибы. Пекли пироги, картофельные и сметанные шаньги, сырники, стряпали пельмени»
«Жили в те времена дружно, во всем помогали друг другу. Помочью (все вместе) строили дома, ходили на покосы. Утром всех собирал на работу ударом молотка по куску рельсы, висевшей возле разнарядки (домика, где распределяли утром работу). В кузнице ремонтировали вилы, лопаты. Иногда в деревню приезжал магазин, где торговала Нина Петровна Пескова (Сегодня ее дочь, Татьяна Григорьевна Мацола, работает директором школы). В основном, покупали платки, ткани. Собиралось много народа. Иногда в клуб привозили кино».
4. Деревенское детство
С особенной теплотой и грустью вспоминают жители опустевшей деревни свое детство. Детей в Ярославлево в конце 60-х гг. было 27 человек. Из воспоминаний Русиновой Татьяны Андреевны, 1959 года рождения: «Детство, которое прошло в этой деревне, забыть невозможно. Родилась я не в больнице, а прямо дома, и назвали меня Татьяной. Садика у нас не было, поэтому воспитывалась я бабушкой и дедушкой. Нас у мамы было четверо. Жили все дети в деревне дружно, носились, как ветер по деревне и играли вместе. Мы с мальчишками - в футбол, а они с нами- в клетки (маленькие домики, выстроенные в лесу из веток). Еще любили лапту, вышибало, качаться на качелях. Но самая веселая игра была в прятки на конном дворе. С радостью катались на лошадях, когда разрешали взрослые. Однажды зимой у почтальона украли  кошеву (легкие нарядные сани со скамейкой спереди), все в нее залезли и помчались с горы, довольные до бесконечности. Летом всей гурьбой ходили собирать ягоды. Если были далеко от дома, а банка набиралась полной, то кулаком делали ягодное пюре, съедали и снова собирали.
Но мы не всегда развлекались. Много приходилось трудиться, помогать взрослым. Убирали сено, наводили порядок дома, пололи в огородах. У меня была подружка, Надя Пирогова. Если мы оставались дома одни, то сначала поможем друг другу быстро закончить все дела, только потом мчимся играть.
В нашей деревне всегда было чисто, и детвора любила бегать босиком по теплой земле и траве, особенно после дождей.
Походы в школу- это особая история. Когда мне пришло время идти в первый класс, мама проводила меня до школы, оставила в коридоре и пошла в другое здание, расположенное в конце села, со старшими детьми. Обратно я уже шла одна лесом, три километра. После собирались и шли все вместе, особенно зимой. Ребята зажигали факелы, так шли до села. Боялись темноты
и волков.  Иногда мама подвозила нас на лошади. Школьным интернатом пользовались только в период половодья».
Вспоминает Бурдова Надежда Андреевна: « Родители заботились о нас. Речку нужно было переходить в нескольких местах, и везде были построены мостики. Я была младше всех, и часто не хотела идти в школу. Старшие ребята ломали ивовый прут и гнали меня перед собой, но никогда не оставляли одну. Однажды летом мы поссорились со своей подругой Таней Батиной, и она толкнула меня с мостика в речку Войм. Вода была очень холодной, было глубоко, потому что в этом месте набирали воду. Я начала тонуть. В деревне не было взрослых, все ушли на работу. Подружка испугалась, бросилась за старшими ребятами. Все это время я ныряла, отталкивалась от дна ногами и хватала ртом воздух. Прибежали мальчишки и вытащили меня из воды. С тех пор Таню стали называть Коза, а меня- Утка». 
 

 

 


Мошева Наталья Игоревна
Деревня моего прадедушки: рассказ
 
– Райское место! – сказала Любовь, осматривая окрестности деревни Шавшуки. Снег окутывал просторы в белую мягкую пелену. Здесь не было ни одной цветной крыши, ни одного отремонтированного дома.
– Да, может быть, мама и права, – подумала я. Но у меня это место не вызывает мысли о рае. Я бы сравнила его с мистикой Гоголя. Представляю, как ночью луна освещает небольшой островок земли на карте России, который окружен не водой, а лесом. Если бы мы поднялись над землей и посмотрели оттуда, то увидели, что этот кусочек земли имеет круглое очертание. Да, еще и уложен не ровно, как будь то,  блин на сковородке переворачивали и не смогли дело до конца довести. Так и оставили.
– Пойдемте вниз к домам Постаноговых! – предложила я. Хочу поделиться с нашим читателем, что в этом учебном году мою голову поселила бредовая идея показать своим дочкам Тане и Ане родительские дома их  прадедушек и прабабушек. Мы уже успели съездить в деревню Терехино, где находится родительский дом Тиуновой Надежды. В этот же день посмотрели родительский дом Фадеева Александра в деревне Иваньково. После долгих уговоров мужа Николая о поездке в Шавшуки, моя мечта сбылась. Было решено ехать на двух машинах. Водитель первой – свекор, Юрий Петрович, пассажиры: его жена – Светлана, я и мои дочки Таня и Аня. Водитель второй – мой брат, Михаил, пассажиры: мои родители Люба и Игорь, племянники – Елисей и Лиза. Как заметил внимательный читатель, мой муж остался дома,  ремонтировать «новую машину».
До домов родных решили идти пешком. На пригорке увидели четыре дома, во всех когда-то жили Постаноговы.
 

Мы с   дочкой Танюшей решили подойти к самому дальнему из домов. Нам пришлось пробираться по колено в снегу. Немного усилий и мы добрели до родительского дома Постаногова Петра. Хозяином этого дома был когда-то Постаногов Егор Егорович. Я смотрела на дом и не верила своим глазам. Мне всегда казалось, что этот дом маленький. А оказывается он большой, имеет много хозяйственных построек.  Для убедительности и правдивости всего изложенного мы сделали фотографии. Одну из них предлагаем нашему любознательному читателю.
 
Когда я была маленькая, то мы часто прибегали сюда с двоюродным братом Костей. Здесь жила Постаногова Анна Егоровна (сестра Петра Егоровича).  У нее в доме вещей немного, пол начищен и все лежит по местам. Цель наших походов к Анне Егоровне не хитра, она угощала нас вкусными шоколадными конфетами. Бабушка Тоня тоже давала нам конфеты, но они были простые и залежалые. Если спуститься вниз от дома бабушки Ани, то дойдешь до речушки Садило. Вода в ней холодная и чистая. За речушкой располагались огороды деревенских.  Мы не раз ходили с бабушкой полоть и поливать мелочь: морковь, капусту, свеклу.
После того как мы с Таней сделали необходимое количество фотографий около дома Егора Егоровича, то отправились к дому Постаногова Александра Егоровича. Дом был построен сразу после войны. В детстве я боялась этого дома! Почему спросите вы? Потому что он был пустой, в нем уже несколько лет никто не жил. Играя и бегая в этих местах, мы с двоюродными братьями и сестрами обходили его стороной. Единственное, я знала это дом  дяди Щуры.
– Это дом родного брата дедушки Пети – Александра Егоровича, - пояснила я Тане. Давай сфотографируемся напротив его. Если вы хотите посмотреть, что случается с домом, когда в нем не живут уже около  сорока лет, то эти фотографии для вас. Для того, что бы ни расстраивать нашего впечатлительного читателя, то помещаем только одно фото.
 
Посмотрев фотографию дома Александра Егоровича, призываю читателя отправиться дальше. Уставшие, мы подошли к домам Постаногова Петра. Спешу заметить,  что у моего дедушки было два дома. Эти дома стояли друг напротив друга. Один «старый» дом – все родные называли летним. Так как в нем жили не постоянно. Второй «новый» - называли зимним. Он был меньше по размеру, его удобнее было отапливать зимой. Тем более вся многочисленная семья бабушки и дедушки разъехалась. Они жили в доме вдвоем. Я с чувством предвкушения подхожу к домам и вижу: в «зимнем» доме до сих пор кто-то живет, а в «летнем» - никто. От него осталась только часть постройки. Если не верите мне, то мы с Таней не забыли сделать фотографии летнего дома. Вернее части этого дома. Оказывается, дом перевезли родные и сделали из него хлев для животных.
 
Я смотрю на место, где был когда-то «летний» дом Постаногова Петра. Время поворачивается вспять. И вот мне уже не за тридцать, а еще нет и десяти.  Я захожу в дом. В нем прохладно и пахнет сыростью. Сегодня у дедушки Пети День рождения, поэтому к нему приехали дети: Ваня, Саша, Вова, Миша, Коля, Витя, Юра, Игорь, Надя и Галина. Можно представить, сколько собралось гостей в «зимнем» доме, если у каждого из сыновей есть жена. А у каждой жены дети, да не по одному. Те из гостей, что устали или лишнего приняли, отправлялись спать в этот дом. О постельном белье или отдельной кровати, когда собиралась вся родня, можно было только мечтать. Поэтому выбирай: или фуфайка под голову, но будет холодно; или рука под голову, а фуфайка сверху. Внукам и внучкам везло больше, так как их укладывали спать раньше на полати. Здесь и белье постельное, и никто не наступит.
Таня заметила, что из трубы «зимнего» дома идет дым:
– А в этом доме кто-то живет!!! – сказала Таня.
– Да, живет Валя-Тютя. Не знаю, почему ее так прозвали. Она вроде бы глупая.
– Она купила этот дом? – спросила Таня.
– Нет! Так живет, – ответила я.
Давай сфотографируем дом. Вот смотрите, так выглядит дом дедушки Пети  и бабушки Тони. Последний раз я заходила внутрь двадцать три года назад.
– 
Какое странное чувство. Я много раз была в доме наяву и во сне. Здесь я проводила самые беспечные дни, зная, что меня очень любят. Сейчас я хочу поскорее отсюда уйти. Не потому что мне не нравится этот дом или я не люблю это место, а потому что здесь живут чужие люди. Мне совестно перед домом, что вся наша большая семья предала его.
Мы поспешили в верхнюю часть деревни. На улице пошел снег. Он валил медленно, падая большими хлопьями. На верху, как выяснилось, уже собрались местные жители. Они были рады, что кто-то посетил их забытый край. Папа угощал их тем, что покрепче. Из всех присутствующих  я узнала Олега и Валю-Тютю. Деревенские жители ничуть не позаботились о своем внешнем виде: одежда была замусолена, волосы растрепанные, тело грязное. Но это ничуть не мешала им радоваться неожиданной встрече.
– Папа, пойдем с нами! Мы хотим посмотреть дом Шавшукова Василия Ивановича, – попросила я.
– Да, ведь дама-то не. Если только место покажу. Мы подошли к дому. От него остались два столба от ворот. Столбы показались мне массивными. Для того, чтобы убедиться в этом не как не обойтись без очередной фотографии. Думаю, что они не портят мой рассказ. Или мой рассказ не портит фотографии.
Признаюсь тебе, мой терпеливый читатель, что у нас дома есть фотография дома Василия Ивановича, где эти столбы выглядят небольшими. Могу предположить, что дом был внушительным по деревенским размерам. Фотографию дома я аккуратно отсканировала и также прилагаю к этому повествованию.
Эта фотография мне дорога. Расскажу, как она появилась у меня. Дядя Витя сказал, что у него есть пленка, на которой дом Василия Ивановича. Мне пришлось долго уговаривать дядю отдать ее мне для распечатки фотографии. Пленку и еще один снимок дома я вернула дяде Вите, а у нас в награду осталось это фото. На фотографии изображен дом Шавшукова Василия Ивановича. Наверное, его давние предки тоже жили в этой деревне. Ненапрасно слова Шавшуки и Шавшуков имеет общие корни. Мне известно, что отца Василия Ивановича раскулачили во время революции. Со слов бабушки Тони, в доме Ивана Ивановича была проходная колхоза.
Вот и подходит к концу наше путешествие в деревню Шавшуки. А где же наши маленькие герои. Конечно же, они катаются на горке. Елисей,  Лиза и Аня все в снегу. Шеки напоминают спелые вишни или яблоки. Брат Михаил  спустился с горки вместе с каждым ребенком не один раз. Мы с Таней тоже скатились пару раз. Наверное, мама права – эти места действительно райские.
Я подумала о местных жителях. В нашем мире  сказали бы о них неудачники, так как они не уехали  отсюда. А в их мире, где нет развитой цивилизации, а только одни просторные леса и эта краюшка земли, они самые счастливые люди. Уйдут они, и не будет еще одного райского уголка на карте нашей необъятной Родины.

 

Мошева Светлана Александровна
 
/Посвящается малой Родине мужа/
 


Есть на Обве  одна деревенька,
Небольшая она, в пол-обхвата,
Ее  не отыщешь на глобусе,
Можно смело сказать - маловата.

Зовется  деревня Старково,
Воздух  чист и тишина.
Здесь другое государство
И отдельная страна!

Она для России - частица,
А для многих – родительский дом,
Довелось  им  здесь  родиться
И каждый друг другу знаком.

 
На ферме трудятся и в поле,
Встают  на зорьке, с петухом,
А   рук  натертые  мозоли
Кажутся  лишь  пустяком.

И  по  хозяйству дел  хватает:
Огород, дрова  и скот,
День за днем так пробегают,
Много   здесь у всех  забот.

Старково - давно не деревня,
А улица, часть  села.
Все остальное как прежде-
Живет,  как  когда-то жила.

Здесь детвора порою летней
Проводит  день весь у реки,
Имея опыт многолетний,
Ловят  рыбу   мужики.

Судачат  бабы у колодца
О наболевшем, о своём.
Небогато живут, как придется,
Не жалеют они ни о чем.

А  по субботам ходят в баню,
Холодный  квас  пьют  неспеша,
Пироги  пекут с грибами,
Ушицу  варят из ерша.


Ну, а  ночи  здесь такие,
Что сердцем  чувствуешь  покой,
Тишина  и  слышно даже
Пенье  птичек за рекой.

Растет  клубника по  угору,
Краснеют  ягоды в траве,
Когда приходит время сбора-
Опять  отрада детворе!

А  на   праздник-день Деревни
Соберется  весь народ,
Труд,  оставив  каждодневный,
Все  вместе водят хоровод.

Приезжают   городские,
Чьи корни здесь произросли.
Вспомнят годы молодые
И как коров в лугах пасли.

Потом за тех, кто на погосте,
Выпьют  за помин души,

Рукой деревне вновь помашут
Туда уедут, где живут.

Но  возвращаются обратно
В родную  «гавань» у реки,
Дома возводят или дачи,
Современны  они  и  крепки.

Здесь жизнь  течет спокойно, тихо.
Часовня  в  Старково  стоит,
Икона «Отрада и утешение»
От  бед и несчастий  хранит.

Надежду она  вселяет, что
Будут  потомки  здесь жить,
Строить  дома  и влюбляться
И память  о предках хранить.

Так  говорят  в народе,
Что, если  стоит  где Храм,
Там  будет  жить  и  Деревня,
Неподвластна  она  векам!
 
 

Пермитин Анатолий  Владимирович
Деревня Викулята - из книги «Краткий путеводитель по реке Сюрва»
 

Подходим до края поля. Здесь раньше был овин и сушили снопы урожая с полей. Как поётся в песне, «а на днях у дальнего овина...». Видимо этот овин воспевался в песне. Рядом было гумно. Здесь обмолачивали деревянными колотушками снопы. Теперь здесь растёт густая трава. Дорога поворачивает направо. Здесь огород 15 соток Аксиньи. Она всё время здесь сеяла рожь. Проходим огород и дорога поворачивает налево. Справа на угоре была круглая силосная силосная яма. Перед началом сенокоса на неудобицах, особенно в логах, литовками косили по низу логов осоку, крапиву, бражник и другую менее пригодную для сенокоса траву. Траву возили на одноколках-трясогузках. По мере заполнения ямы загоняли лошадь притаптывать траву. На лошадь верхом садили ребят и они управляли ей. Обычно в это время начиналась жара, и очень много было овода. Пауты облепляли лошадь, и она не выдерживала и падала кататься. Нужно было успеть соскочить с лошади, чтоб не придавила, но повод нужно было держать в руках, а то могла убежать. У лошади ноги, бока и спину мазали креолином. Далее вдоль поля от силосной ямы шли огороды. Справа поле имеет уклон к западу и с поворотом дороги на противоположной стороне поля от рёлки тоже повернуло. Поле было небольшое 10 га и называлось Ерёмихой. К концу 90-х заросло соснами и елью высотой до 2-х метров. Было много маслят, рыжиков, белянок.           От рёлки по правому краю поля шла объездная дорога и в конце поля поворачивала направо на небольшую лужайку. Здесь через речку был построен мост. Его долго называли - новым мостом. Далее дорога с очень крутым и длинным подъёмом на запад огибала деревню. Возвращаемся к силосной яме и спускаемся в Малаховский лог. Здесь место низкое с лужами. На лужах перед мостиком делали выстелку из брёвен и машины свободно проезжали. В логу течёт речушка Малаховка. Проходим через мостик и поднимаемся в деревню. Здесь с востока на запад мимо домов слева и справа через речку Сюрва и далее проходит дорога. Слева стоял амбар для зерна. Амбары и бани строили подальше от домов. Амбар был Николая Павловича. Пол амбара был поднят высоко от земли, и под ним продувало ветром. Деревня располагалась под склоном горы на ровном месте с небольшим уклоном к речке. В деревне в основном жили Деменевы, только разных родов, чьи предки этих родов были родственниками. Что прослеживалось по их рассказам. У многих в одной стройке было по два дома. Начнём с края деревни с востока. Здесь жил старик Серьга. У него был брат Павел Федотович, брат Макар Федотович и сестра Акулина Федотовна. У них у всех была фамилия Деменевы. У Серьги в моё время жены не было. Сын Лука в данное время жил в Оханске. Лука был женат на Варваре из деревни Исаково. Детей у них не было, и брали приёмную дочь Стёпу из Обвинска, а может и от Исаковых. То, что жила в Обвинске и муж был Вася Горбатый, это точно. Про Луку была небольшая байка. Когда Стёпа выросла, то они уже разбежались. Когда Лука навещал отца, у него деревенские спрашивают: - Как там тебе, как живёшь.                   - Хорошо, - говорит - Все меня знают и уважают. Однажды кошу на лугах, летит самолёт и лётчик спрашивает: - Что косишь Лука? - Кошу - говорит Лука лётчику. Серьга в отличии от братьев в более позднем периоде нигде не работал и воровал. Когда негде и нечего воровать, он бросал шапку и из-за угла подкрадывался. У них был срублен дом и брошен, только крыша была закрыта временно, как тогда называли лабазом. Варвара у Серьги не жила. Ходила по домам пряла и вязала носки и варежки. По окончанию переходила в другой дом и так далее. Там она и питалась. Ниже жил другой брат Павел. В моё время он уже был не живой. Жена была Аграфена боевая и работящая женщина. У них было четверо детей. Николай Павлович жил в Кизеле. Алексей Павлович жил в Перми. Зоя Павловна жила в Рождественске. У Зои был сын Васька, он жил с бабушкой Аграфеной. Васька был мой одногодок, и мы играли с ним вместе. Дочь Анна Павловна работала на лесозаготовках сучкорубом на Тетле, а позднее, когда образовалась Шумиха. Сейчас живёт в Рождественске. Николай Павлович жил в Кизеле и работал в шахте. Там он познакомился со своей землячкой из д. Иваньково Носковой Анной Яковлевной. Она работала на этой же шахте и выдавала шахтёрам горные лампы, когда они шли в забой. Потом они поженились. Первым родился Гена в 1941 году. Через четыре года родилась дочь Галя. Через год или два после рождения Гали на шахте произошла авария. Николай Павлович сильно пострадал, потерял глаз, и  его вывели на группу. Глаз вставил искусственный. Жену Анну Яковлевну парализовало и тоже вывели на пенсию. У них был свой дом, и держали скот, была корова. Врачи рекомендовали уехать на свежий воздух. В 1948 году они вернулись домой в деревню. Через год Анна Яковлевна умерла. Я помню, она всё больше лежала, а когда Галя играла рядом на полу, она её звала векша. Позже Николай женился на Маланье из Зателепино. У Маланьи был ребёнок Лёнька Тудвасев. Он был немного старше Гены. Постройка была большая, и было две избы. Мы с Галей часто играли вместе. Южнее с восточной стороны по краю деревни жил ещё один брат Деменев Макар Федотович. У него от первого брака было три сына. Старший Григорий жил в Кизеле и работал на шахте. При аварии на шахте погиб в возрасте 24-х лет. Средний сын Алексей воевал в Белоруссии и был в партизанском отряде. После войны остался жить там. Младший сын Константин жил в Кизеле и работал на шахте электрослесарем. Во время войны служил в НКВД и охранял Сталина. В деревне на правом берегу речки жила сестра Акулина. У неё была дочь Маремьяна и жила в Москве. Все они часто общались. Огороды Макара Федотовича и Павла Федотовича примыкали друг к другу. Ранее, в начале 20-х тут же по краю огородов стоял ещё один дом и в нём жил тесть Макара Федотовича. В то время в деревне насчитывалось примерно 22 дома. В середине 50-х дома уже не было. К концу 40-х оставалось домов 20, а в середине 50-х домов 18. Это один род, одна бывшая семья, разделившаяся на четыре части, возглавляемая Федотом и ведущая далеко в 19 век. Я попытаюсь описать остальные такие же рода в двух поколениях. Чуть пониже, у конного двора жил Деменев Михаил Савельвич. Я его не помню. Когда я родился, его уже не было.   У Миши был брат Григорий Савельевич, была сестра Оксинья и сестра Анна. У Михаила была жена Деменева Степанида. Степанида была замужем за Федотом Петровичем, братом Анастасии Петровны. Когда Федот повесился из-за спора с деревенскими мужиками, Стёпа вышла замуж за Михаила. Михаил обладал магией и наводил на людей порчу. Деревенские бабы напоили его чем-то с бражкой и он умер. Умирал он долго и мучительно, пока не вскрыли фронтон дома. Умирая, Михаил успеть взять Степаниду за руку и весь дар перешёл к Степаниде. Стёпа могла и лечить. Мои сверстники хвастались, что у Стёпы видели книгу чёрной магии. Однажды она отвернулась и что-то шептала. Васька Катин смеялся над ней и говорил, что она колдует. У Стёпы был племянник Аркаша Пепеляев. Во время летних каникул Аркаша приезжал на лето погостить у Стёпы. Аркаша был немного старше меня. Учился в Обвинской школе. С Аркашей мы дружили. Однажды мы прогуливались с ним на лужайке за деревней. Шёл мелкий дождик. Домой идти оба не хотели. Аркаша говорит, что остановит дождик. Он взял меня за руку и мы с ним пробежали метро сто. Дождик перестал. Вначале 50-х годов Стёпа уехала в Обвинску сторону и больше в деревне не появлялась. Аркаша тоже не приезжал. Когда дом опустел, сюда переехали жить Деменева Вера, дочь Оксиньи, с мужем Калиничевым Виктором. После приезда Виктора, наша ребячья жизнь изменилась. Мы часто вечерами стали собираться у Виктора. В конюховку стали ходить реже. Вера нам рассказывала свои истории. Виктор рассказывал, как надо валить лес. С нами собирались и взрослые. Он рассказывал про различные рычаги при валке деревьев и называл это устройство "Медвядя". Деревенские знали, как это делается. Взрослые стали звать его "Медведя". Над его рассказами смеялись. Много любил приврать и сочинить. Ещё мне запомнился портрет прежнего жителя Михаила. Вера рассказывала, что его нарисовал в городе художник со слов. Дом был старенький, и Виктор купил нежилой дом и построил его рядом со старым домом. Мы жили в соседях, и я часто заглядывал к нему на стройку. Он учил меня, как делать шкоты в полу, как подогнать половицы. Когда дом построил, и сколь-то пожив нём, продал соседу Черных Василию. Виктор с женой Верой уехали жить в село Рождественское. Василий Черных женился на Гале, а в доме матери Черных Фёклы жить было тесно. С матерью жил сын Иван с женой и пятерыми детьми. С ними ещё жила Прасковья со старенькой матерью. У Василия жена Галя была родом из Белорусси. Галя жила на Шумихе и работала на лесозаготовках. Василий и Галя вырастили двух дочерей, Марину и Тоню. Тоня живёт в древне Вдовино и у них один сын Виктор. Марина живёт в Чердынсмом районе за мужем за Тимоховым Володей. У Марины с Володей трое детей. Дочь Света и два сына, Сергей и Иван. Василий работал на Басковской ферме дояром. Позже им дали квартиру в деревне Фролово. Когда Галя умерла, Марина увезла отца к себе. Там он умер. Аксинья была замужем за Дмитрием. Григорий и Дмитрий погибли на фронте. Аксинья была боевая и общительная женщина. В семье было три дочери. Старшая дочь Вера работала на лесозаготовках в Шумихе. Средняя дочь Надя работала на тракторе колёснике, а потом вышла замуж в Косотурово. Младшая дочь Люба окончила Тимшатскую семилетнюю школу. В Тимшатской школе был первый выпуск семиклассников и она была среди первых выпускников. Люба была очень общительная,  характер был матери. В бригаде работала кладовщиком. Вышла замуж, точнее мужчин в доме не было, и Черных Семён Михайлович пришёл в дом. Позднее распишутся, а ещё позднее уедут в Кострому и живут там до сих пор. Черных Семён умер 9 апреля 2017 года. Следующий в родне Деменев Григорий Савельевич.    У него была жена Деменева Дарья Григорьевна, и в семье было четверо детей. Старший сын Виктор служил во Владивостоке и после армии там остался жить. Следующий сын Фёдор женился на Клавдие «Димушковой» из Тишино и через какое-то время уехали жить в Тишино. Дочь Анна жила около города на какой-то станции. Потом вернулась в деревню и вышла замуж в Гавята за Гачегова Николая Фёдоровича. Завершающий сын Иван был женат на Никоновой Прасковье, дочери кузнеца Яши. Сестра семьи Григория Анна Савельевна жила напротив и была замужем за Деменевым Николаем Семёновичем. Они долгое время жили за Нердвой, скорее в посёлке Пролетарском и Николай работал на лесозаготовках в Макаровском лесоучастке. Году в 51-м приехали в родной дом матери. У них было трое детей. Старший сын Анатолий после переезда учился в Нердвинской школе и там окончил десять классов. Потом окончил институт и работал в городе Кизеле, где и живёт сейчас. Средняя дочь Анна училась в школе у Тимшат. Мы вместе ходили в школу в деревню Тимшата. Младшая дочь Шура училась в Гавятской начальной школе, потом в Тимшатской и т. д. Шура часто приходила к нам домой. Иной раз просто посидит и уйдёт. Летом на полянке любила играть в игру бросать в клеточки, нарисованные на земле, маленький обломок стекла. А потом на одной ноге надо было прыгать до клетки со стеклом. Я не знаю, как называлась игра. Шура у Николая Семёновича была любимая дочь. Одевалась Шура лучше всех в деревне. Николай Семёнович купил детям гармошку, гитару и балалайку. Все они получили хорошее образование. Когда деревня будет пустеть, они всей семьёй уедут в Кизел. Дочь Анна так и не вышла замуж. Итак, один род породнился с родом Деменева Николая Семёновича, а точнее с родом отца Николая Семёном и матерью Агапией. У Деменева Семёна и Агапии было трое детей. Деменев Николай Семёнович, Деменева Ольга Семёновна и Деменева Наталья Семёновна. Наталья жила в Тимшатах. Агапия была хорошей бабкой - повитухой. Она в деревне у всех беременных женщин принимала роды. Агапия умерла первой. Я был совсем маленьким и помню, как Семён молча плакал. Через год или два умер Семён. В доме осталась жить дочь Ольга, в то время уже замужняя и имела четверых детей. Ольга вышла замуж за Деменева Григория Алексеевича, сына Алёши Кухты ( по отчеству его не называли, а за глаза звали Алёша Кухта ). Это ещё одни Деменевы. В семье Деменева Григория Алексеевича и Деменевой Ольги Семёновны было четверо детей. Старшая дочь Лида жила у Тимшат. Школу окончила в Нердвинской средней школе с золотой медалью. Поступила в институт и блестяще его окончила. По окончании института была направлена в Рязанский университет и там преподавала. Позднее стала ректором Рязанского университета. В настоящее время умерла. Следующая дочь Тоня. Окончила Рождественскую среднюю школу, потом институт и работала в Перми на железнодорожной станции Пермь 2-я главным бухгалтером станции Пермь 2-я. Умерла в конце 90-х. Дочь Люба окончила Рождественскую школу и в конце 50-х начале 60-х уехала жить и работать в Обвинск. Там она родила дочь Ирину и сына Пашу. Люба погибнет от рук хулиганов. Позднее Ирина переедет с маленьким братом Пашей в Карагай. Завершающий сын Ольги Семёновны Лёнька Деменев. После окончания Гавятской начальной школы учился у Тимшат и неожиданно для всех становится Деменев Анатолий Семёнович и годом моложе. Мы по привычке звали его Лёнькой. В 90-х годах уехал в Кизел, и больше вестей от него нет. Ольга до приезда брата Николая Семёновича жила в родительском доме с детьми. После приезда брата перешла жить к свёкру Алёше Кухте. У Алёши было два дома на одном дворе и проблем с жильём не было. Муж Ольги Григорий был призван на фронт и дезертировал с фронта. С Григорием дезертировал Отавин Иван из деревни Кипреево. О нём я уже писал. Ольга детей растила одна. Когда деревня поредеет и где-то в конце 70-х Ольга переедет в Обвинск и перевезёт дом из Викулят. В начале девяностых переехала жить к Ирине в Карагай. До конца 90-х немного не дожила и умерла. Следующий небольшой род Деменевых, это две семьи Деменев Фёлор Захарович и вторая семья Деменева Анастасия Петровна. Деменев Фёдор Захарович и жена Деменева Наталья Ивановна. В семье было четверо детей. Старшая дочь Деменева Мария Фёдоровна в 50-х годах вышла замуж в Басково за Авдеева Николая Павловича. Следующий сын Деменев Григорий Фёдорович отслужил в Армии на Дальнем Востоке, вернулся домой и работал в МТС на тракторе. Следующий сын Деменев Александр Фёдорович окончил Тимшатскую семилетнюю школу первого выпуска. После работал в бригаде. Был глуховат и в Армию не ходил. В одно время летом из Денисят пригнали колхозных телят, и он всё лето один их пас. Позднее устроился помощником киномеханика, а потом и киномехаником. Это была единственная лазейка получить справку с места работы, и потом паспорт. В нале 60-х годов уехал в Пермь, строили трамвайное кольцо в Перми. Жили в палатках. Вскоре приехал домой и женился. Потом с женой уехали в совхоз Карагайский в Кадиловово. Там несколько лет пас телят и заработав денег, купил дом в Менделеево. Там он прожил до конца жизни. Последний в семье послевоенный сын Митька родился в 1950-м году. После окончания школы работал в бригаде. После паспортизации в сельском хозяйстве устроился на работу охранником в Менделеево в Сельхозтехнику. Ему дали квартиру в деревянном 2-х этажном доме. Проработал год или два, повесился. Деменев Фёдор Захарович в 41-м был призван на фронт. Попал в окружение и плен в одну из стран союзников Германии. После войны вернулся домой, и гонений со стороны властей не было. Первое время работал на лесозаготовках на Тетле. Потом работал в колхозе. Летом возил на лошади горючесмазочные материалы с Рождественской нефтебазы. Во время сенокоса косил на конской косилке. Осенью во время уборки косил на конской жатке. Зимой дежурил в конюховке, топил водогрейку, и заодно сушилась сбруя для лошадей. Позже, когда тракторов стало много, а конских косилок и жаток уже не было, он летом только возил горючее. Всё наше детство с ребятами вечерами прошло в конюховке. Там мы играли в карты в подкидного, а позже в лото. Когда Фёдор Захарович дежурил в конюховке, нас не выгонял. Фёдора Захаровича на гулянки старались не приглашать. Но иногда ему приходилось быть на гулянке. Когда все были навеселе и начинали плясать, он или не умел шутить или ещё что-то, начинал падать спиной то на одного, то на другого. Некоторые его отталкивали и он их начинал кусать. Фёдора Захаровича всегда называли по имени и отчеству. Следующая родственница Деменева Анастасия Петровна. Временно в деревне не жила. Работала на станции Оверята стрелочницей. В начале 50-х приехала в родной дом. Дом был рядом с Фёдором Захаровичем. У неё был один сын Толька Деменев с 43-го года рождения. Позже родился сын Гриша. Анастасия Петровна была двоюродной сестрой Фёдора Захаровича. Их отцы были братьями, и они родство не отрицали. Фёдор Захарович часто предъявлял претензии на границу огорода с Настасьей Петровной. Сын Деменев Анатолий Васильевич родился в Оверятах. Толька Деменев окончил четыре класса и больше не учился. Он был мой одногодок. Мы вместе играли и выросли. Я ушёл в Армию и больше его не видел. Он ушёл в армию на год позже и служил в стройбате. После службы в армии, домой не поехал и остался, где служил. Часто писал письма двоюродной сестре Деменевой Анне Фёдоровне. В последнем письме написал, что если буду живой, то приеду в гости. В гости не приехал, и более десяти лет нет писем. У Анастасии Петровны родился ещё один сын Гриша. Гриша последнее время вместе с матерью жили в Карагае. У Гриши была семья и сын. Гриши в данное время нет в живых.            По рассказам старожилов их род уходит далеко в глубь, но я не запомнил имён, потому, что не видел и не знал их. Да и при случае разговора на эту тему, Ольга Семёновна тоже не отрицала своё дальнее родство с ними. Следующая Деменева Екатерина Кузьмовна или в народе Катя Ленина. У неё мать была Евгения. Местным жителям произносить это имя было трудно, и её прозвали Катя Ленина. Она породнится с Высотиными. Высотин Яков жил на левом берегу речки чуть выше Деменева Григория. У Якова брат Ладир у Дмитрия Ладировича отец жил в деревне Гавята. Детей у Якова было чеверо. Старшая Шура жила на ст. Григорьевская. Следующий сын Высотин Иван Яковлевич. За ним следует Высотин Дмитрий Яковлевич и Высотина Ангелина Яковлевна. Высотин Дмитрий женится на дочери Кати Лениной. У Кати Лениной было две дочери. Старшая дочь Анна вышла замуж за Высотина Дмитрия. Первое время жили в доме Высотиных. Позже перейдут к Кате. В 1940-м году родился сын Васька. В начале войны Дмитрий ушёл на фронт и погиб. Анна часто болела и после операции вскоре умерла. Ваську воспитывала Катя и после стали его звать Васька Катин. Его маленького потаскала корова на рогах и он стал заикаться. Рос он шаловливым и пакостным. Залезет в любое место, лишь бы голова пролезла. Часто лазил по углам дома. Иногда полезет на карниз дома и поёт песни. Песни пел не заикаясь. Но и на матах не заикался. Учился в Тимшатской семилетней школе. Окончил классов пять или шесть. Порой сядет на лошадь задом наперёд и засунет палец лошади в задний проход. Лошадь прыгает и все над ним смеялись. Однажды уехал в Москву попросился на приём к Ворошилову. Ворошилов его принял. Ворошилову он пожаловался на своё житьё, что не получает пособие за погибшего на фронте отца. Весной у него был сезон разорять вороньи и сорочьи гнёзда. Иногда он нас брал с собой. Помню, повёл он нас в конскую загородь. Залез на самый верх ёлки и стал разорять гнездо. Вокруг слетелась стая сорок и ворон и его атаковали. Вороны и сороки помогали другу обороняться. Мы думали, что они его заклюют. Он начал скидывать птенцов на землю. У птенцов выскакивали кишки. Я выбрал уцелевшего птенца и ушёл с воронёнком домой. Дома соорудил клетку и его кормил дождевыми червями. Воронёнок вырос большой. Я садил его на плечо, и мы с ним гуляли. Воронёнок полетает и садился мне на плечо. Когда я его кормил, он широко открывал рот. Приехали трактористы, подошли к клетке и он по привычке открыл рот, а трактористы накидали ему в рот гайки. Воронёнок умер. Это была для меня трагедия. Позже Василий устроился в Перми проводником на пригородный поезд. Там он женился на проводнице. Водку выпивал стакан без перерыва и этим хвастался. Первым в деревне лечился от алкоголя, да ещё несколько раз. Пить так и не бросил. Потом приехал домой и ушёл в дом в Гавята к Юле. Вот ещё один эпизод жизни с Юлей. Каждый день сам выпускал кур и прощупывал их с яичком или нет. Он приучил кур и когда заходил в курятник, куры все садились перед ним. Вечером собирал яйца, и каждый день не хватало одного яйца. Он стал ругать Юлю. Юля вся в слезах объясняла, что не брала. Он взял катушку ниток и привязал курице за лапу. Нитка привела к соседнему дому. Соседям заявил, сколько потерялось яичек. Соседи отдали ему всё сполна. Однажды просил у Юли деньги на вино и Юля ему отказала. Васька закрыл Юлю в избе, отрубил мясо и продал. Пошёл однажды зимой на Шумиху и выше Тишиных, на поле замёрз. Так закончились его похождения. Следующая дочь Кати Лениной Деменева Мария Макаровна внебрачная дочь Макара Федотовича. Окочила четыре класса Гавятской начальной школы. Хорошо умела читать и писать. Была депутатом сельского совета. Позже до пенсии работала продавцом в Викулятах.
 
У Марии Макаровны было четверо детей. Все они живы, здоровы. Первая внебрачная дочь Тамара от Гачегова Николая Фёдоровича от Гавят. Они раньше дружили и были в близких отношениях. Родители Николая хотели идти сосватать Марусю. Николай обиделся и решил, что они полезли не в своё дело. На этом и всё закончилось. Позже Мария Спиридоновна от Гавят сосватала Марусе Якимова Ивана Ивановича родом из Шагуров. На свадьбе были все деревенские. Я тоже был на свадьбе. На свадьбе был брат Николая Гачегова Григорий. Григорий познакомился с Зоей от Мишиных. Они потом поженились и уехали в Кизел. Якимов Иван не любил Тамару и относился к ней грубо. Марусе пришлось отдать Тамару двоюродной сестре Николая Гачегова Паше Архипихе. У Паши с Архипом не было детей, и они воспитывали Тамару, как свою дочь. Тамара иногда приходила в гости к родной матери. Тамара выросла и уехала в г. Чайковский. Там вышла замуж. Во время отпуска с семьёй приезжали в гости. Когда Архипа, а потом Паши не стало, приезжали к родной матери Марусе. Паша Архипиха погибла трагически. Была в гостях у Маши Гачеговой. Маша стала просить у Прасковьи бутылку. Бутылки у Прасковьи не было. Маша Прасковью не приняла и поздно вечером отправила к Викулятам. По дороге к Викулятам в Тильканихе Прасковья замёрзла. Следующий сын Якимовых, Якимов Валерий Иванович родился в середине 50-х. Работал в Менделеево в Сельхозхимии. Получил квартиру, а позже обменял на частный дом. Сейчас работает на хлебопекарне. Следующая дочь Галя живёт в Обвинске. Работала управляющим отделения, а сечас на пенсии. Муж Гали тяжело заболел и в конце 2015-го умер. И завершающая дочь Рита жила в Канюсятах и работала в колхозе главным бухгалтером. Была замужем, но с мужем не повезло, и муж умер. Рита потом снова вышла замуж и опять осталась одна. Потом Рита переехала в Обвинск, позже вышла замуж за шофёра с Шумихи и сейчас живут счастливо в Обвинске. Рядом с Агапией, напротив Высотиных жила тётя моей матери Барановой Анастасии Дмитриевны. Моя мать подростком пришла жить к своей тётке. Мать была родом из деревни Савинята около села Воскресенск. В семье их было девять человек. Мать была восьмая. Их род был гончарами. Брат Фёдор делал самую красивую посуду. Мать к той поре тоже умела делать посуду. Фёдор иногда на повозке с корчагами, горшками и кувшинами приезжал к нам в деревню. Мне он подарил блестящего коня, словно покрытого эмалью и свистульку. В 1956 году Фёдора не стало. Когда матери исполнилось девятнадцать лет, она вышла замуж за Высотина Ивана Яковлевича. В семье их было четверо. Из родителей видимо к той поре была только свекровка. Позже мать говорила, что со свекровкой жить неловко. Сестра Ивана Шура уже жила на Григорьевской. Остальные жили вместе. Потом женился Дмитрий. Через какое-то время они перейдут к Кате. Хозяйство у Якова было большое. Было несколько конюшен, две избы и клеть новая. Из скота было 12 коров. Как пасли скот, я уже писал. У каждого жителя было огородное клеймо из римских цифр. У них было число 8. При коллективизации скот все жители деревни увели добровольно, надеясь на лучшую жизнь. Земельные наделы разделяли межи. Местами межи сохранились до второй половины 40-х годов. Я даже помню. В семье Высотина Ивана Яковлевича и Высотиной Анастасии Дмитриевны родился первый сын Васька. Времена наставали трудные. Через несколько лет, как говаривала мать, наступил голодный год. Васька заболел и умер в возрасте шести лет. Перед смертью попросил икры из сушёных грибов. Ещё была дочь Катька. Умерла в возрасте четырёх лет.             В 1937 году родился сын Егор. В 39-м Ивана призвали в Армию на манёвры. Потом началась Финская война и Ивана с манёвров отправили на фронт. Там он погиб. Моя мать осталась с двух летним ребёнком одна. Нужно было как-то выживать. Мать сосватали в деревне Косотурово Пермитина Владимира Гавриловича. Владимир воевал на Монгольской войне вместе с Гусельниковым Фёдором Степановичем. Пермитин Владимир был ранен и ослабленный войной, был комиссован по состоянию здоровья. Владимир привёз в Викулята своего отца Пермитина Гаврила Фёдоровича. Гаврила Фёдорович был старенький и ухаживать за ним в такое трудное время в деревне Косотурово. было некому. У Пермитина Владимира Гавриловича и Высотиной Анастасии Дмитриевны в декабре 1943-го родился сын Пермитин Анатолий Владимирович, автор этих строк. Пермитин Владимир Гаврилович работал в Рождественской МТС шофёром. Очень хорошо разбирался в технике. За маленьким Егором присматривал Гаврила Фёдорович. Владимир помогал матери по хозяйству. Моя мать была беременная, и он её берёг. Вроде бы мать обрела счастье. В 1944-м году Владимира попросил перевезти домашние вещи директор Рождественского маслозавода в Ильинск. За услугу директор отдал ему ведро масла. Оказалось директор заворовался и бежал. Приехали милиционеры и Владимира арестовали. Директору и Владимиру дали по одному году. Там Владимир умер. Директор отсидел и вышел на свободу. Мне тогда было шесть месяцев. Вскоре умер Гаврила Фёдорович. Мать снова осталась одна с двумя детьми. У матери в Обвинской стороне в деревне Харино жила младшая сестра Федосья. Мать попросила у Федосьи старшую дочь Надю поухаживать за нами. Федосья не отказала. Наде было девять лет.  После Победы над Германией Надя вернулась домой к матери. Надя потом успешно закончила школу, выучилась на мастера и работала в Нытве на металлургическом комбинате. Мать снова осталась перед выбором. Бригадиром Викулятской бригады в то время был Деменев Макар Федотович. Макар Федотович воевал в 1-ю мировую войну и был в плену в Австрии. Там он научился отбивать литовки и окучивать картофель. У нас раньше косили косами, а картошку не окучивали. У Макара в войну умерла жена и он овдовел. Макар стал сватать мою мать. Макар был на много старше моей матери и на войне не был по возрасту. Мать долго думала и дала согласие. 1946-м году они сошлись и стали жить в доме Макара. Макар получал небольшое пособие на погибшего в шахте сына Григория. Зимой делал оглобли для конских саней, плёл завёртки для саней, чинил конскую сбрую и плёл лапти. Завёртка-это небольшое кольцо ввиде верёвки и соединяло оглоблю с санями. К каждым саням нужна была завёртка, сплетённая в правую и левую сторону. Летом отбивал колхозникам литовки. За эти работы начислялись трудодни. В 1947-м родился сын Степан. Жизнь в доме стала меняться не в лучшую для меня сторону. Егор уже заканчивает Гавятскую школу, Степан подрастает. Мать работает конюхом. Конный двор рядом в низу метрах в страх. Раньше тут жил Исак и после коллективизации сделали конный двор. Дом на ту пору пустовал, а дочь Алёна с детьми жила в другом доме. Алёна Исаковна была замужем за Черемных Григорием. Григорий погиб на фронте, и Алёна получала пособие. Сестра Алёны Ульяна, жила в деревне Гавята. Жили они ниже Ольги Семёновны. Усадьба примыкала к речке. Старшая дочь Татьяна была женой Григория Макаровича и после гибели мужа в шахте осталась жить в Кизеле. Следующий сын Черемных Иван Григорьевич жил в Обвинске и был директором совхоза " Мичуринский ". Позже станет начальником районного управления сельского хозяйства. Следующий сын Черемных Александр Григорьевич и завершающая Черемных Зоя Григорьевна. Степану исполнится один год и Макар бригадиром работать не будет. Бригадиром будет молодой комсомолец Черемных Александр Григорьевич. Макар сделается вожатой своего сына Степана и будет всё время его качать на коленях. Мы с Егором так и не станем его детьми, а скорее нахлебниками. Егор зимой помогал матери, а летом в бригаде со сверстниками возили на лошадях навоз на поля. В сенокосную пору на лошадях возили копны сена. В начале 50-х молодым парнишкой станет почтальоном и будет возить почту из Тимшат. Егора деревенские начинают уважать и звали его Егорушко. Жизнь послевоенная постепенно налаживается. К Макару утрами часто приходят деревенские Николай Павлович, сестра Акулина и пьют "тёплую бражку ". Мать вечером цедила брагу и заквашивала мелом. Потом на ночь ставила в русскую печь в чело и к утру бражка была готова. Если утром бражки нет, то Макар укорял мою мать. Иногда днями приходил старший брат Макара Серьга, то я прятался за печку до его прихода. У нас была собака Дамка и она всегда лаяла на него. Моя мать рассказывала, что у Дамки была мать Динка очень умная. Во время войны по деревне ходили белые волки альбиносы. У Динки были щенки, Динка притаилась и на волков не лаяла. С Дамкой прошло всё моё детство. Она хорошо шла за белкой. Деревенские охотники брали её на охоту. Старший брат Егор после армии женился на Абрамовой Таисье Филипповне, родом из деревни Вишня. Егор с Тасей вырастили пять детей. Серёжа, Алексей, Валентина и младший сын Егор Егорович живут в Перми. Дочь Александра живёт в селе Обвинск. Младшего сыны Егора Тася воспитывала одна. Егор погиб на железной дороге в Менделеево в возрасте 39-ти лет. Тася осталась беременная и когда родила сына, назвала в честь его отца. Таси в данное время нет в живых. У меня две дочери. Старшая дочь Светлана живёт рядом с нами в соседях. Светлана замужем за Саитовым Талибдяном. Талибдян хороший семьянин и часто помогает мне по хозяйству. Детей у них нет. После окончания Менделеевской средней школы окончила Пермский сельскохозяйственный институт. Младшая дочь Людмила после окончания восьми классов окончила Верещагинский торговый техникум. Сейчас живёт в Перми. Там она вышла замуж за Кочетова Александра Григорьевича. У них один сын Кочетов Андрей. Младший в семье Степан Макарович. Степан женился на Мялициной Лидие Николаевне. У Степана с Лидой было трое детей. Степан трагически погиб в возрасте 33-ти лет. Позже Лида с детьми уехала к родителям в село Рождественское. Там она снова вышла замуж и родила ещё одного сына. В данное время Лиды нет в живых. Когда последний сын вырос и при разборках его убила жена ножом полтора года назад.
Однажды к нам прибегает Аграфена вся бледная. Села под порогом на западню и говорит, что Серьга умер. Сходили вместе к Серьге и на санках увезли его к Аграфене домой. У Серьги в печке было засунуто бревно в место колотых дров. Похоронила Серьгу Аграфена.... сноха. Макару не было дела до него. Степан подрастал, и мне всё время попадало из-за него. Пожалеть меня кроме матери и соседей было некому. Макар всё время сидел у окна и смотрел на конный двор. Не разговаривает ли моя мать с мужиками. Все мужики погибли на войне и в деревне мужиков не было, кроме Фёдора Захаровича. У Фёдора Захаровича была своя постоянная любовница Маня Одинская.
Шёл 1951-й год и мне в этот год идти в школу. В конце июля в середине дня я увидел, что в доме Агрофены через крышу не далеко от трубы идёт дым. Печки в деревнях топили рано утром. Погода стояла очень жаркая. Я прибежал в избу к себе домой и матери говорю, что Аграфена почему-то среди дня топит печь. На конном дворе была на проволоке привязана рессора от поезда. Утрами по ней брякали и все собирались на разнарядку. А тут такое дело, давай брякать и собирать людей. Запрягли лошадь, погрузили ручную пожарную машину и увезли к речке. Потушить пожар не удалось.     В это время из-за овода весь скот был дома. Открыли ворота в огород и на улицу, но скот не пошёл. Вся скотина и дом сгорели. Аграфена и семья временно перешли рядом в пустой дом. Аграфена каждый день ходила на пепелище и ревела. Васька внук уехал к матери в Рождественск. Ближе к сентябрю они всей семьёй уехали в Басково. Во время пожара мне дали пасхальное яйцо и велели им махать в сторону пожара. Дома там стояли очень близко друг от друга и могла сгореть половина деревни. Выше дома Макара был колхозный склад и тоже загорел. Сгорело всё зерно. Склад тушить не стали. У Аграфены внуков отправили на другую сторону речушки.      Из внуков никто не пострадал. Мы подрастали. Егор сумел уклониться от семейного влияния Макара. Я после шести лет летом на лошадях работал в бригаде, как и все деревенские мальчишки. Когда возили навоз на поля, нам навоз накладывали взрослые. Выгружали по кучкам тоже взрослые. Мы гоняли наперегонки и у нас было соревнование. Постепенно мы, дети войны становились помощниками в своих семьях. У Макара был большой сепаратор и все деревенские приходили сепарировать молоко. Макар брал с каждого ведра пол-литровую алюминиевую кружку молока и сливал в свой удой. Крутить сепаратор приходилось мне. Своя корова Красотка давала много молока. Молоко пить не давал, а разрешал пить обрат. Так на обрате и жили. Ещё была маслобойка и тоже все деревенские приходили, у кого скапливалась сметана. Некоторые сбивали мутовкой. Сметана быстро копилась и быстро копилось масло. Маслобойку приходилось крутить мне и матери. Масло Макар заставлял уносить в село и продавать. Масло предварительно взвешивал на весах. Деньги уносил в сундук и закрывал на замок. Соседи позаглаза оговаривали его. Так вот и жили. Многих жителей я ещё не упомянул и остановлюсь очень кратко. За речкой ещё жила одна Катя.           В деревне её звали Екатерина Фастовна. Она классно языком доставала соринку из глаза. Когда Екатерина Фастовна умерла, дом купил Иван Якимов. Иван дом полностью перестроил и из клети сделал к дому прируб.               Катя Ленина молитвами лечила сглаз у скота и людей. Что-то пошепчет на воду и заставит выпить. Моя мать ходила к ней и принесла воду. Мать мне велела пить три раза. Я сначала уклонился, а потом воду подменил и пил при матери. Рядом с Катей жила ещё одна Аксинья. Дети у ней были взрослые и жили в городе. Аксинья жила одна. У нас в деревне дети ходили в любой дом. Вели себя сдержанно и оставались сидеть под порогом. Поэтому знали и видели всё. Перед смертью Аксинья истопила полати.        А когда умерла, то в печке были засунуты целые полатины. Когда дом Оксиньи опустел, в него переехала жить из деревни Гавята Попова Мария Ивановна вместе со своей тёткой Наташей. У Мани в ту пору была взрослая дочь Шура. Шура жила в городе и иногда навещала свою мать. Сын Коля родился в деревне Гавята.         У Мани был роман с Фёдором Захаровичем. Он дежурил на конном дворе и в это время завёл роман. Родилась совместная дочь Людмила Фёдоровна. Спустя много лет Маня уедет в деревню Фролово. У Люды родилась дочь Ольга. Ольга работает учительницей во Фроловской школе. Сын Коля женился на Прасковье и переехали жить в деревню Фролово. Рядом с Алёшей Кухтой жила Саша и далее от Саши Дуня.     У Дуни был сын Ванька и мы звали его Ванька Дунин. Они обе были Ольге Семёновне родня. Позже они уехали на Пашню, теперь Фролы. На Пашне у них был родственник Игоня Кривой. Игоня мог с вечера спрятаться в магазине, а утром вместе со всеми выйти. Игоня за воровство поплатился глазом. Кто-то из ружья выстрелил в него горохом и выбил глаз. Это ему не мешало продолжать воровать. Ванька Дунин осенью пошёл через пруд по тонкому льду и утонул. Подробнее читайте во-второй части. За бывшими домами Дуни и Саши в 60-х годах построили новый магазин и клуб.                 В магазине с начала его открытия и до развала деревни, с небольшим перерывом из-за болезни, работала Якимова Мария Ивановна. Во время болезни Марии, работал Иван Отавин. Он даже купил дом Деменева Фёдора Захаровича. Дом всё ещё стоит.          В клубе показывали кино и концерты. За магазином и клубом организовали площадку для техобслуживания тракторов. Установили передвижной подъёмный кран на колёсном ходу с ручной лебёдкой. Вот и все жители деревни. Всё оказалось взаимосвязано. Всё ведёт к тому, что поселения были в начале 19-го века. На ранние поселения претендовать не могу. Нет более давних очевидцев и доказательств.
Деревня Викулята в довоенное время была лесопромышленным центром Сахаровского леспромхоза. Начиналось всё здесь. В деревне была контора лесоучастка. У лесозаготовителей был свой клуб. В начале, когда клуба не было, кино показывали в ограде дома Высотина Ивана Яковлевича. Все деревенские ходили смотреть кино. Многие деревенские тогда работали на лесозаготовках и помнили даже номера делянок. Были приезжие из других уголков страны. У Настасьи Петровны, сына Тольки, отец был украинец. В Гавятах у Надежкинова сына, Мити Некрасова, отец тоже был приезжий. Обеды им готовила Деменева Аграфена.  У Аграфены дочь Анна шестнадцати летней девочкой ушла на лесозаготоки. Также молоденькой девочкой ушла работать Деменева Анна Фёдоровна, племянница Анастасии Петровны. Анна Фёдоровна простудилась и не имела детей. Сейчас Анна Фёдоровна живёт в Перми. Лесозаготовки велись от Паклиского лога в деревне Викулята, до Калинят. Плотбища были в Калинятах и против Басковской фермы на левом берегу Сюрвы. Лес вывозили зимой по лёд дороге. Когда лес вырубили, лесоучасток перевели на Тетлю. Перевезли и все постройки. Чем занимались лесорубы летом мне не известно. Наверняка лесхозы не разрешали летом рубить лес. Одна делянка сгорела и место называли " Пальники". Мы любили туда ходить по малину. Уйдём бывало с Дарьей по малину и заблудимся в логах. Проходим несколько раз по одному месту. Потом выворачивали одежду на изнанку, и выходили. Я тогда маленький боялся ящериц. А они выскакивали из-под каждой валежины. Мне мать рассказывала, что на покосе во время обеденного перерыва, кто-то уснул с открыты ртом и ящерица залезла ему в рот. Наше путешествие по деревне Викулята подходит к концу. К середине 50-х конская техника уже не использовалась. На смену прицепным комбайнам пришли самоходные. Изменился и быт. Только природа пока сильно не изменилась. Растительный мир самый богатый и разнообразный в Гавятах и Викулятах. Рыба в речке не богата разнообразием. А вот птичий мир во всех деревнях очень богатый и самый разнообразный. Многих птиц жители постоянно слышали, но не видали. Некоторых птиц видели, но не знают, как поют. Например иволга. Величиной с сороку, только хвост короче и окрас другой. Мало кто знает, как красиво поют именно щеглы. Они заливаются трелью на все голоса и интонации, не уступая соловью. Я уверен, что все их слышали. А весной в лесу можно слышать, как поёт лесной голубь вяхирь, напевая Никита дитя. Радует, когда поёт кукушка, но это поёт самец кукушки, призывая самку к спариванию. И конечно же рано весной над полями поёт жаворонок. Среди певчих, многие слыхали на лугах поздним вечером дергача своим коротким пением кре-кре, кре-кре. Конечно, это коростель. Но мало, кто знает, что это довольно крупная и промысловая птица. величиной с фазана. Фезаны там не водились. Зато водились перепела и пели, чик-чирик, чик-чирик. Рано весной под ёлками на земле можно найти гнездо рябухи. Васька Катин хотел разорить гнездо рябухи, но я ему не дал. Сказал, что эта крупная птица волшебная и трогать её нельзя. Среди певчих птиц было много скворцов. За последние годы их не стало во всём Приобье. Среди промысловых птиц были глухари, тетерева, рябчики, куропатки, перепела, утки-кряквы и чирки. Среди прочих птиц вороны, сороки, грачи, галки, ласточки, дикие домашние голуби, синицы, снегири, воробьи и дятлы. В последние годы в низовьях Сюрвы появились чайки. Они пока не адаптировались к местным условиям. Им мешают перепонки на лапах. Среди хищников были ястребы, коршуны, филины, совы, соколы. Перед грозой в небе парили канюки. Среди животных были волки,  медведи, рыси, куницы, лоси, кабаны, барсуки, лисицы, зайцы, ежи, белки, белки-летяги, летучие мыши. Позже в водоёмах появились выдры, ондатры и ещё позже, бобры. В настоящее время бобры стали хозяевами Сюрвы. Исчезли кабаны, многие виды птиц. Луга и деревни заросли быльём. Бобры стали строить плотины на маленьких речушках и даже в сухих логах. Им сейчас никто не мешает. На этой печальной ноте хочу закончить наше путешествие. БЕРЕГИТЕ ПРИРОДУ.
 
Юрьева /Конина/ Валентина Афанасьевна
Село Паздниково
На склоне холма, у Обвы-реки
Раскинулось вольно село Паздники.
Здесь сосны и ели всегда зеленей,
Шалунья тропинка бежит средь полей.
Жизнь воспевая любимого края,
Здесь Обва течёт, перекатом играя,
И  люди живут, как и все в Предуралье…
Как много всего в моей жизни вы дали!
 
***
На склоне холма у Обвы реки
Без слёз погибает село Паздники.
Здесь ели и сосны погост сторожат,
Дороги не видно в заросших полях.
2016 год.
***
Но хочется верить, что время придёт-
Поймёт, наконец,  деревенский народ,
Что родными не стали ему города…
И внукам построит село. Навсегда.
2017 год.

Якимова Анастасия Степановна
Деревня Догалы
 
Деревня Догалы расположена вдоль берега реки Малая Сюрва. По самой деревне  проходит дорога на Нердву. В моей памяти здесь были три дома по левой стороне дороги, один через дорогу. В первом доме жила Якимова Мария Григорьевна со своей мамой и сыном Сашей.
 В 1940 году переехали в Тимшата. Якимова М.Г. работала в колхозе, заболела и умерла 1 мая 1953 года. Саша остался жить с бабушкой, мамой отца. Потом Саша выучился, стал работать трактористом, сходил в армию. Женился на Вотиновой Анастасии Алексеевне. У них четверо детей, много внуков. Все дети и внуки живут и работают в Пермском крае. Саша умер в 2013 году.
Во втором доме жили старики Деменевы. У них детей не было, они взяли Вяткина Ивана Тимофеевича, который женился на Шалагиной Марие Егоровне. Прожили они 11 лет. У них 1906 году родился первый сын Степан, его старики Деменевы записали на свою фамилию – Деменев. Всего у семьи Вяткиных было 3 сына: Степан 1906 г.р., Андрей 1908 г.р., Григорий 1913 г.р..
Вяткин И.Т. был активным строителем Тимшатской школы. В 1912 году началась первая мировая война и Вяткина Ивана Тимофеевича призвали на войну, он погиб в 1914 г., Степану пришлось школу оставить и помогать матери по хозяйству. Андрей продолжал учиться и позднее Григорий.
 В 1930 г. Степан женился на Никоновой Анне Ивановне из деревни Федьково. У них родились трое детей: Александра в 1932 г., Анастасия (это я) в 1933 г., Иван в 1939 г. Иван родился последним жителем д. Догалы.
 В 1940 г. было решено всех жителей д. Догалы переселить в Тимшата и мы в ноябре 1940 г. переехали в д. Тимшата. Нас поселили временно на квартиру.  Свое строение из д. Доголы Степан (это мой папа) должен был перевезти,  дали уже место. Папа был деловым человеком – охотник, рыбак и пчеловод. Тут началась война. Папа не успел перевезти наш дом, нам дали колхозный, где были одни стены, прорезаны окна. Колхозом сбили печь. 6 июля 1941 года папа уехал на фронт. Остались в таком помещении мама, бабушка, мы двое одной 9 и второй 7 лет и один мужчина, которому было 2 года. Стройку в д. Догалы забрал колхоз вместо дома. Папа писал маме, чтобы она сберегла детей. Служил он в партизанском отряде. В сентябре 1942 г папа погиб.
Вяткин Андрей работал в Сретенской средней школе директором. Когда началась война ему дали бронь и задание подготовить помещение для детей-сирот поступающих с фронта. Он задание по возможности выполнил и бронь сдал, добровольцем ушел на фронт. Воевал на Калининском фронте в чине политрука. 27 марта 1942 г погиб, похоронен на берегу Волги в братской могиле. Вяткин Григорий родился 25 декабря 1913 года остался от отца в 5 месяцев. Закончил Тимшатскую, затем Рождественскую школу, потом Кудымкарский сельхозтехникум, был направлен на работу в Карагайский район. Откуда и был призван в Вооруженные силы, служил в Читинской области в войсках НКВД до 1939 года. В период военных действий с Финляндией в 1939 г. по партийной мобилизации был вторично призван в вооруженные силы. С 1 февраля 1942 г. направлен в распоряжение отдельного минометного 114 батальона на Калининский фронт                        в должности командира. Находился в этой должности до 1 апреля 1944 г., потом был командирован на учебу в Краснознаменную ордена Ленина, ордена Суворова первой степени военную академию г. Москвы, где находился до 1 апреля 1945 г.. После окончания снова фронт.
     После войны направлен военкомом в Свердловск Сталинский район. В 1948 г. направлен в Фокинский район Молотовской обл. военкомом. В 1955 г. переведен в г.Осу военкомом, где прослужил до 1959 г, вышел на заслуженный отдых. После этого еще трудился в сельхозуправлении три года. По служебной лестнице поднимался быстро, начал с лейтенанта дошел до подполковника. Женат, имеет троих детей: дочь Нина 1940 г.р. от первого брака, дочь Людмила 1947 г.р. и сын Коля (уже умер). Григорий умер 23 марта 1986 г. похоронен в г. Оса.      
 В третьем доме жила семья Кузнецова Ивана Федоровича. Они уехали жить в с. Мысы Краснокамского района. У них была дочь Евдокия. Строение свое оставили, в котором потом была колхозная ферма молочного скота. Евдокия вышла замуж у нее были три дочери: Ляля, Нина и Маша. Старшая живет на дальнем Востоке, Нина трагически погибла, Маша жила в пос.Оверята Краснокамского района. Маша вышла замуж, у них родились  два сына Андрей и Илья. Андрей живет в Оверятах, Илья в Мысах. Старшие дети Ильи живут в Краснодарском крае, у Андрея – в Оверятах. За домом Ивана Федоровича была большая березовая роща вдоль дороги примерно метров 100, а в ширину 70 м. В роще росли грибы сыроежки. На окраине рощи рос шиповник, когда он зацветает, это такая красота, я такой красоты ни в одной деревне не видела. 
Четвертый дом. Там жила семья Вяткина Савелия Егоровича: сам Савелий Егорович,  его жена Наталья Ивановна и теща Анна Федоровна. У Вяткиных был сын Федя 1924 г.р.. Они свой дом и пристройки перевезли в Тимшата. Все работали в колхозе. В 1943 году Федю призвали в вооруженные силы на фронт.
 С фронта вернулся в 1945 году. Выучился на комбайнера, был прекрасным тружеником, передовым комбайнером. В 1948 г.  женился на Прасковье Ульяновне.     У них родилось пять детей, две дочери и три сына, у всех детей уже тоже есть дети. Все живут в Пермском крае. Деревня Догалы прекрасное место, где можно собирать разные грибы и ягоды. Все жители деревни Догалы прекрасные труженики и защитники Родины.


Содержание

Бунеско Анна Алексеевна Деревня Старково                      2

Горбунова Любовь Николаевна  Пирогов

Константин Деревня Ярославлево                                          3-7

Мошева Наталья Игоревна Деревня Шавшуки                    8-12

Мошева Светлана Александровна Деревня Старково     13-14

Пермитин Анатолий Владимирович Деревня Викулята   15-34

Юрьева Валентина Афанасьевна Село Паздниково           35

Якимова Анастасия Степановна Деревня Догалы               36-38

Содержание                                                                                   39

 

 

 

 

 


На глобусе моей деревни нет: Литературный сборник / Сост.  Л.М. Постаногова. – с. Рождественск: МБУК «Рождественская сельская библиотека им. Павленкова»,2018.– 40 с. фото 

«Авторы статей несут полную ответственность за достоверность изложенных фактов и форму их выражения в соответствии с законодательством Российской Федерации»          
 

                                                                                                                                 
          

 

 

 

 

 


Тираж 15  экземпляров

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»